Два немецких француза

В этот раз я даже не мог предположить, что он собирается со мной сегодня делать. Три года, прошли с того момента, когда он принес меня к себе домой абсолютно пьяного, полуголого, отбив у группки старшеклассников, напоивших и пытавшихся пустить меня по кругу после уроков, в беседке детского садика. Он раскидал недоносков как щенков. Он был красивый, большой и сильный. Он завернул меня в свой плащ, занес к себе на пятый этаж, помыл и… изнасиловал сам, засняв все на видео, и предложил периодически встречаться во избежание просмотра этой видеозаписи всех моих знакомых, включая родителей. За это время, как мне казалось, он сделал со мной все, что только могло выдумать его больное на этой почве воображение. Первые несколько раз он заставлял меня пить водку на кухне и когда я начинал с трудом ворочать языком и мыслями, почти волоком тащил на кровать, раздевал и как он говорил «нежно насиловал». После того, как я немного привык к его «нежностям» и при очередном акте первый раз застонал от удовольствия, а не от боли, и после, лаская его мокрое от пота лицо тихо шепнул ему в ухо: «Я тебя люблю», все с этого дня изменилось.

Изменилось и для меня и видимо для него. Для меня он стал любимым человеком. Сердечко сладко ныло при каждой мысли о нем, мне хотелось прижиматься своим маленьким мягким телом к его большому и загорелому телу, чувствовать на моем животе его горячую большую ладонь, прижимающую мои толстые, девчачьи ягодицы к его длинному члену, доставившего мне столько боли и удовольствия. Но он, видимо решил все по другому. В следующий раз, после его звонка, я как обычно легко взбежал на пятый, последний этаж старого дома, где он жил, и с радостной улыбкой ожидания постучал в дверь. Замок тут же начал открываться, как будто он ждал меня за дверью. Вот тогда то в первый раз я почувствовал неприятный холодок страха неизвестности, в своем выпуклом бабском животике – передо мной стоял абсолютно голый, смуглый, сильно волосатый мужчина. Я «ойкнул» от неожиданности, и как парализованный, испуганно уставился на его «прелести». Член его был полунапряжен. Даже в этом состоянии он был гораздо толще, чем у моего любовника в стоячем виде, и я в одно мгновение сразу испытал и страх и брезгливость и… желание. «Заходы, дэвочка» - с ухмылкой сказал он. Я привык, что незнакомые принимают меня за девочку, а уж если говорить без ложной скромности – я был красивее и сексуальнее абсолютного большинства из девчонок, и как правило, если ко мне так обращались, я даже не пытался никого поправлять, поскольку многочисленный опыт говорил мне о том, что мне все равно не поверят. Последнее время я и одеваться стал под девочку, а длинные золотые волосы заплетал в две косы. Еще я проколол уши и стал носить серьги. И самое главное – начал подкрашивать свою смазливую мордочку, что имело просто убойный эффект на особей мужского пола, до которых тогда мне не было никакого дела – я хотел нравиться только мужчине, которого любил. Но тут то я хотел ответить этому черненькому, что я совсем не девочка, а даже совсем наоборот, но продолжал, молча, с глупым, испуганным видом смотреть ему между ног. Не переставая ухмыляться, кавказец крепко схватил меня за руку, втащил в квартиру, захлопнул дверь и не обращая внимания . . .

на мое слабое, сопротивление, повел к двери на кухню. Что-то гортанно сказав, он, открыл дверь и втолкнул меня туда.

Все оборвалось у меня внутри – моего любимого там не было. Зато там было еще пять-шесть таких же, как встретивший меня, черных, волосатых, голых мужчин. Не буду описывать весь процесс изнасилования в тот день. Просто не могу понять до сих пор, как я, двенадцатилетний мальчик, смог вынести ту страшную боль и унижения, которым меня подвергли эти семеро взрослых мужчин. Четырехчасовое изнасилование закончилось тем, что схватив за мои длинные, золотистые волосы, меня отволокли в ванную и все семеро, гортанно смеясь обильно помочились на меня. При этом двое из них сделали это мне в рот, заставляя глотать их горько соленую мочу. Через некоторое время я услышал, как они громко смеясь и разговаривая, ушли. Не знаю, сколько я пролежал в ванне с мочой, но повернуться и выдернуть пробку, чтобы спустить это я был не в силах. Избитое, в синяках, засосах и следах от укусов тело совершенно не слушалось меня. Болело растянутое армянскими членами горло, губы были разбиты. То чем я так сильно гордился – мои девичьи груди, хоть небольшие, но с крупными сосками были все искусаны и на них было страшно смотреть. Но больше всего я боялся опустить руку себе между ног. Я никогда бы не подумал, что в попку могут войти сразу два мужчины. Сегодня я это узнал в полной мере и к сожалению на себе… Когда я все же, решился ощупать свою дырочку, то понял, что ее больше нет – теперь там была огромная, даже по сравнению с габаритами моей женской задницы, сочащаяся кровью и спермой, растянутая двойными проникновениями дыра. Низ живота нестерпимо ныл. Видимо мои, накачанные кавказским семенем внутренности больше всего пострадали при изнасиловании. Я сразу вспомнил, как, безжалостно, меня насадил до конца на свой толстый, крепкий член первый из них, и не смотря на мой дикий визг сразу стал в бешенном темпе, жестоко драть в попу. Я думаю, что с его стороны это не было половым актом. Я думаю, что ему просто хотелось разорвать мне задний проход. При воспоминании об этой дикой боли, слезы опять покатились из моих голубых глаз градом. Вдруг я услышал, что по квартире кто то ходит. Затуманенным, измученным сознанием я плохо понимал где я нахожусь. Я просто это забыл. Я с ужасом сжался, вообразив, что меня сейчас будут еще раз насиловать. Дверь медленно открылась и на пороге, я увидел человека, которого любил. Я зарыдал в голос, трясясь всем телом, протянул к нему руки. Сквозь застилавшие слезы глаза, я видел, что мой любимый улыбается. «Он не понимает, что со мной сделали? Почему он улыбается?» - уплывающее сознание отказывалось строить даже простейшие логические заключения. Но когда он заговорил, его спокойный голос взорвался гранатой в моей красивой головке – «Да-а-а!, похоже наши южные братья немного перестарались с тобой?», и хохотнув добавил – «Хуйня, Женечка, заживет. Еще сам потом к ним на хуй проситься будешь». Я потерял сознание.

Зажило все действительно довольно быстро. Ничего, к счастью они мне не разорвали. Только растянули. Сильно растянули…. Через две недели он позвонил мне, и я как зомби, с трясущимися от страха ногами через полчаса снова входил в его квартиру. На кухне вместе с ним было еще три парня. Мой попросил меня раздеться, что я сразу безропотно и сделал. Парни восхищенно покудахтали . . .

о моей красоте, мы посидели и выпили водки и потом они трахнули меня во всех мыслимых позах, включая двойное заталкивание в попку. К моему удивлению и радости, удовольствия от этого я получил гораздо больше чем боли. Моя «любовь» наблюдал за всем из кресла в углу спальни, молчал и мял свой сильно эрегированный член. И конечно же, кое-что из того что делали со мной эти ребята он добросовестно зафиксировал на видео. И после ухода ребят коротко вздрочнув, спустил мне в рот и заставил все проглотить.
Через неделю, все опять повторилось. Звонок, мужчины на кухне, раздевание, употребление алкоголя, групповуха, видеосъемка, глотание спермы моего «ненаглядного». Еще через несколько дней – четверо мужчин. На следующий день – две здоровенные тетки с пристегнутыми огромными фаллоиммитаторами. Еще через день мой милый устроил мне разминку – напоил меня до беспамятства и надел меня моей и без того растраханной попкой на пластиковую бутыль из-под пива, предварительно заполнив ее горячей водой. В диаметре она была около двенадцати сантиметров….

За те пару лет, в которые на моем мобильнике регулярно высвечивался его номер, я перестал удивляться любой его фантазии. Из видеоматериалов этих фантазий, мне кажется, уже вполне возможно было бы смонтировать многосерийный порнофильм, удовлетворяющий вкусам любого извращенца и длинной в несколько сотен серий.
К этому . . .
времени я уже абсолютно потерял какие либо тормоза, меня трахали все, ну… или почти все… Половина учителей мужского пола, почти все старшеклассники, их друзья, приходившие группами к школе после уроков, специально «проводить» меня. Я отсосал, пропустив литературу, у школьного сантехника, пятидесятилетнего дедушки. Я отсасывал в раздевалках перед уроками, давал в попу в тесных кабинках туалета на большой перемене, я умудрился отсосать у одноклассника прямо на уроке биологии – я не отказывал никому… и когда мой «видеозатейник» недавно с радостью и гордостью продемонстрировал мне несколько сайтов в интернете, на которые он выложил кучку видеоматериала со мной в главной роли, я только пожал плечами. Единственное, что меня ужасно задело – видео моего первого изнасилования семерыми армянами. Оказывается вся квартира, была напичкана скрытыми камерами! «Сука, ты!» - только и смог заплакав сказать я. «Не тебе, шлюхе пидарской, на мне клеймо ставить» - ответил он с улыбкой и ударил меня по лицу.
Сегодня, придя по его звонку, и взглянув на его лицо, я понял, что он приготовил мне что то особенное. Он сразу провел меня в зал и сказал, чтобы я разделся. Когда я сделал это, он подвел меня к низенькому пуфику на ножках, заставил лечь на него животом, после чего привязал мои руки и ноги к ножкам пуфика скотчем. Я слышал какое то сопение и возню на кухне, но даже не старался предположить, под кого он меня сегодня положит. Когда наконец он жестко зафиксировал меня так, что я не мог даже пошевелиться, из кухни на его зов вышел молоденький парнишка. Я привык уже к его дурацким выходкам с моей задницей, но зачем меня надо привязывать для маленького мальчика? И уже через секунду я понял зачем – из кухни за пацаном неспешно вышли два огромных дога. Передние лапы их были обмотаны тряпками и я понял, что сейчас меня первый раз в жизни будут трахать в зад животные. Тошнота разом подступила к горлу и меня бы наверное вырвало, но габариты этих собак наводили на меня такой ужас, что все сжалось внутри меня. Я боялся даже посмотреть в их . . .

сторону. Полными ужаса и слез глазами я смотрел на своего мучителя и почти беззвучно шептал – «Не надо, пожалуйста, не надо». «Хули ты обосрался?» - ухмыльнулся он – «В твою дыру даже конский уже заталкивать не надо, он сам туда провалится». Не знаю, насколько хорошо доги понимают человеческую речь, только моя «дыра» их сразу заинтересовала. Один из них несколько раз ткнулся мокрым носом в мои раскрытые ягодицы. Я съежился и тут же почувствовал как горячий, шершавый язык лизнул мои растянутые многочисленными членами губы ануса. Ощущение было такое, как будто по промежности провели мокрой наждачкой. У меня непроизвольно вырвался стон. Это заинтересовало вторую собаку и возле моего лица тут же очутилась голова второго дога, которая была, наверное, раза в два больше моей головы. И хотя задний начал интенсивно вылизывать мне очко, я больше не производил никаких звуков, а только боковым зрением следил за нависшей над моей головой огромной собачьей мордой. Дог наклонился ко мне и лизнул мое мокрое от слез лицо. Резкий запах псины из пасти этого чудовища заставил меня содрогнуться от рвотного рефлекса, но я побоялся отвернуться от него. Он лизнул еще несколько раз. Было в этом что то из области «собачьей нежности». Я инстинктивно почувствовал, что этот монстр как бы просит меня не отвергать его ласки, не препятствовать тому, что будет происходить дальше…

Он сел передо мной на задние лапы, и в полуметре от моего лица я увидел ярко красную, заостренную головку его члена, немного выступившую из его мехового мешочка. Он несколько раз лизнул ее, и член вылез еще сантиметров на десять. В ярком свете видеосъемки я видел каждый бугорок, каждую жилку полового органа этого животного. Я не знал насколько еще он может выйти из него наружу, но даже сейчас, габариты его внушали уважение и …, о ужас!. . . я…мне…короче, я захотел его! Не знаю, что почувствовал мой дружок сзади, может мое участившееся дыхание, может еще по каким-то их, собачим признакам, но он понял, что раскоряченная на пуфике сучка готова к спариванию. Он взгромоздился на меня всем своим весом взрослого теленка, и я почувствовал, как острый кончик члена собаки начал беспорядочно, но к моему удивлению довольно сильно, тыкаться во все места моей мягкой задницы, кроме того, куда ему необходимо было попасть. Наверное, со стороны на это было смешно смотреть, но мне было не до смеха. Мне было тяжело физически переносить давившую на меня массу, тем более, что пес так сильно сжимал передними лапами мою талию, как этого не делал ни один мужчина. Вообще, меня поразила сила напрягающегося на мне тела и это дикое животное желание вонзить в меня член, которое даже в малой степени не походило на желание какого-нибудь мужчины, сделать то же самое. Прямо возле уха я слышал тяжелое, бешенное дыхание собаки, и как это ни глупо, мне стало его жалко. Я попытался помочь ему и насколько смог, расслабил задний проход. Видимо почувствовав членом податливое место у меня между ног, пес стал более направленно втыкать туда острие своего крупнокалиберного орудия. Пару раз он попал куда надо, но тут же, своими неуклюжими телодвижениями, выдергивал член, не успев проникнуть в попку достаточно глубоко. Он несколько раз спрыгивал с меня, вылизывал полностью раскрывшееся навстречу ему очко и снова наваливался на меня, продолжая свои попытки. Я уже начал уставать от этого, когда собаке все же удалось воткнуть в меня член. . . .

Короткими, сильными толчками он стал трахать меня. Похоже, секс с собакой сильно отличался от человеческого. Его здоровенное, красное хозяйство проникало в меня все глубже, но если я при этом и испытывал какую то боль, я ее не замечал, поскольку я почти сразу почувствовал такой оргазм, какой получал от мужиков считанные разы. Его резкие, мощные тычки в меня были так непохожи на движения мужчин! То, что двигалось во мне, доставляло мне просто волшебное удовольствие. При каждом толчке я громко вскрикивал, лицо побагровело, глаза были широко раскрыты, но я ничего перед собой не видел, изо рта текла тягучая слюна. Через пару минут собака остановилась. Я чувствовал, как тело моего необычного любовника с промежутком в секунду напрягается и в такт этим напряжениям, напрягается и пульсирует во мне его сильно увеличившийся в размерах орган. Я никогда не видел эрегированного члена собаки и естественно не знал его строения. Сладкий туман кайфа, полученного минуту назад начал спадать и я почувствовал небольшую боль от раздувшейся во мне луковицы, у корня его члена. Я привык к сношениям с мужчинами, мне очень нравилось это делать, но ощущения того, что сделало со мной это животное, были совершенно другими. Они были ярче! Могучее тело дога начало расслабляться, он положил мне на спину правую лапу и от этого движения я почувствовал, как его луковица, неимоверно расширяя дырку моей попки, начинает выходить из меня. «Сожми жопу!» - пискнул мальчик – хозяин собак, и я инстинктивно сжал задний проход, пытаясь задержать член в себе. Получилось, но было больно. Дог сбросил с меня вес своего тела, встав передними лапами сначала рядом со мной, и через секунду перетащив заднюю лапу через меня, встал ко мне задом. Я вопросительно посмотрел на мальчика: «Все?». Пацан зло посмотрел на меня – «Какой хуй «все»! Сожми жопу и держи, он еще спускает в тебя! А то не знаешь!». Я не чувствовал, что во мне что то происходит, но мальчика послушался и продолжал удерживать в себе все еще не опавший член кобеля. Это делать было не трудно, хотя и немного больно, даже моей растраханной дыркой, из-за раздувшегося во мне шара у основания члена. В таком положении, мы с ним находились минут пять. За это время я узнал о себе много нового. Мой «видеооператор» закончил съемку и обсуждал с мальчиком нашу с Пьером (так звали кобеля) случку. Обсуждение началось с того, что мальчик высказал «моему» претензию, по поводу того, что тот обманул его о моей «невинности» в части совокупления с собаками – «Хули ты мне лапшу вешаешь? Пьер при мне переебал . . .
кучу баб, сучек и пидаров, и уж поверь, я первый раз вижу чтобы так профессионально трахались с собакой. Смотри, он уже пять минут его в замке держит!». «Мой» что то возражал, убеждая юношу в обратном, но мне было неинтересно. Как сквозь вату до меня доносился их спор – я устал и начал расслаблять попку. Видимо, почувствовав это, мои половой «партнер» дернулся и член выскочил из меня. Собака повернулась ко мне, и с удовлетворенным видом начала интенсивно вылизывать то место, куда только что засовывала свой хуй.

Я обернулся и наконец то посмотрел на орган, которым меня только что оттрахали . Член был еще эрегирован, ярко красного цвета, сантиметров пять-шесть в диаметре с острым кончиком на конце и страшно раздутым шаром у основания. В длину он . . .

ничем не уступал крупным мужчинам, трахавшим меня до этого. Яйца у дога были тоже внушительных размеров, голые и тоже почти ничем не отличались от мужских. Особенную гадливость во мне вызывал ярко красный цвет члена. Не знаю, что происходило со мной, но несмотря на это, я испытывал непреодолимое желание взять эту ярко красную, толстую гадость в рот. Мне ужасно захотелось почувствовать во рту нежность этой мерзкой с виду плоти, ощутить вкус капельки жидкости, повисшей на ее конце. «Развяжите меня» - попросил я своих «друзей». «Нахуя? Щас вторая серия будет!» - хихикнул мальчик. Он имел в виду второго дога, которого они закрыли на кухне чтобы не мешал Пьеру наслаждаться свеженькой сукой. Мне было стыдно признаваться в том, что я хотел сделать и, покраснев до корней волос, я прошептал – «Я не против второй серии». «Ну вот!» - торжествующе посмотрев на «моего», закричал мальчик – «Его уже, поди, каждая собака в этом городе знает!». И он захохотал противным квакающим смехом, безумно радуясь своему неожиданному каламбуру. «Мой, молча взял ножницы и подозрительно поглядывая на меня, разрезал весь скотч. «Слушай» - обратился пацан к «моему» - «у него сейчас полная жопа спермы, ты чо, не хочешь снять, как у него из жопы выльется?». «Мой», все так же зло и подозрительно глядя на меня сказал – «Сейчас включу видео, скажу «давай», выдавишь из своей сраки, чо там накопил. Понял, песий любимчик?». Он пошел к креслу за камерой, а я сделал то что хотел – встал раком, сунул голову под собаку и аккуратно обхватив пальчиками у основания член Пьера, засунул его себе в рот. «Ебать!» - заорал пацан – «и ты еще мне рассказываешь, что его еще ни разу кобель не ебал?». Мне было все равно. Пьер дергался и перебирал задними лапами, член то втыкался мне в горло, то с чавкающим звуком выскакивал изо рта, но я не разочаровался в том, что делал. В общем то я не в первый раз брал в рот, то чем меня трахали в попу до этого… Я увлекся этим зооминетом и до меня не сразу дошел смысл слова «давай», донесшийся сзади. Звонкий шлепок по заднице. Страшное рычание пса. Испуганный возглас мальчишки – «Нельзя, Пьер!» - и уже тише «моему» - «Ахуел? Не трогай его вообще! Загрызет за свою сучку!». Опять услышав «давай», я немного натужился, и из дырки в объектив, с мерзким звуком хлынула внушительная струя мутно прозрачной жидкости. Я натужился еще и с такими же булькающими звуками, но уже меньшим количеством спермы, из меня вышла еще порция. «Всю камеру забрызгал, зоофилка ебаная» - тихо пробурчал мои «любимый». «А ты подставь своему красавчику после Жака фужер к очку, ему наверняка сглотнуть захочется» - сказал веселый мальчик и повел Пьера на кухню, откуда через секунду, ко мне радостно выскочил второй дог – Жак. Меня не привязывали в этот раз, и с вторым четвероногим самцом у меня получилось еще быстрее и красивее чем с Пьером. «Во, дает!» - только и слышал я сквозь свои стоны и тяжелое дыхание кобеля, взвизгивания хозяина моих миленьких собачек. Со стороны наверное снималось и смотрелось все это неплохо – миниатюрный, красивый мальчик, сладко стонущий и подмахивающий толстенькой женской задницей трахающему его огромному догу…. Жак пихал меня столько же, как и его братец – минуты две-три, но в «замке» я смог продержать его дольше, . . .

причем пока мы стояли попками друг к другу, и мой сладкий песик накачивал мои внутренности своей собачьей спермой, я тоже натуральным образом кончил себе на загорелые ляжки, испытав просто неистовое наслаждение. Облизать прелести Жака мне не дали – его сразу увели на кухню. Зато засняли, как из меня вышло в фужер все, что я «надоил» из кобеля (получилось довольно прилично), и тут же дали мне это выпить. Все еще в плену полученного только что кайфа, я сделал это с непонятным мне самому удовольствием. Странно! Если бы меня попросили выпить это два часа назад – меня бы вырвало от одного вида содержимого фужера! Потом мальчик с собаками ушел. Потом «мой ненаглядный» избил меня, предъявив мне мое «профессиональное мастерство» в сексе с животными. «Тебе мужиков не хватает что ли, сука? Когда ты уже успел с собаками поебаться?» - орал он. «А, тебе?» - тихо, скривив в улыбку разбитые губы спросил я, - «тебе тоже не хватает моих мужиков?». За что сразу получил прямой удар кулаком в лицо и почти отключился. «Ладно, собачья подстилка, я тебе устрою выездное шоу в следующий раз! Ахуеешь!» - он плюнул мне в лицо, отпустил мои косы и я упал на пол. Что же будет в следующий раз?. . .



14:18 20.01.2018



Отзывы и комментарии
Ваше имя (псевдоним):
Проверка на спам:

Введите символы с картинки:



Оборудование и техникаПеревозкиТуризмНаука и образованиеДосуг, отдых, игрыФэн-шуй и непознанноеЕда, рецептыРастения и животныеСтроительство и ремонтАрхитектураИнтимная жизнь


Развивая портал:

Наш портал сделан для людей, стремящихся день за днем совершенствоваться во всех сферах жизни. Каждый для себя найдет что-то интересное и подчеркнет из статьи полезные вещи. На сайте описано огромное количество моментов, которым в повседневной жизни вы найдете практическое применение. Отсутствие навязчивой рекламы, политики и новостных лент, наличие легкого юмора и полезных текстов делает наш сайт приятным для просмотра.

Полезная и познавательная информация, которая сосредоточена на нашем ресурсе дает возможность ответить на многие интересующие вас вопросы. Для того, чтобы каждый посетитель на нашем портале смог в кротчайшие сроки отыскать нужную, для него информацию, мы максимально упростили интерфейс и улучшили систему поиска необходимой статьи. Теперь нет нужды расходовать огромное количество времени для поиска ответа на необходимый для тебя вопрос.